01.12.2017, 0:03

Переселение уйгуров в Семиречье

  • 255
  • 0
В XIX в. не раз происходили восстания уйгуров против цинского господства. С помощью кокандского хана ходжи делали попытки восстановления своих наследственных прав в Восточном Туркестане. Двойной экономический гнет ложился на плечи населения. В 1862—1877 гг. в Восточном Туркестане произошли са­мые обширные по охвату территории восстания уйгуров.

После подавления восстания в Синьцзяне между пра­вительствами Китая и России начались переговоры о возвращении Илийского края Китаю, как того неодно­кратно требовала китайская сторона. Царское прави­тельство решило удовлетворить эти требования, так как с самого начала рассматривало ввод войск как времен­ную меру. Дальнейшее обострение отношений с Цин- ской империей было признано нецелесообразным.

Петербургский договор 1881 г. для жителей Илий­ского края предусматривал выбор китайского или рус­ского подданства. Основная масса населения, учитывая 10-летний опыт образцового русского правления, при котором Илийский край развивался успешно, решила переселиться в пределы Российской империи.

Переселение уйгуров в Семиречье началось осенью 1881 г. и продолжалось до 1884 г. Более чем для 45 000 уйгуров, оставивших родные земли, новым местом обитания стал Семиреченский край и Северный Киргизстан.

В Семиречье уйгуры поселились рядом с казахами, русскими и украинцами. На территории нынешних Алматинской и Талдыкорганской областей уйгуры организовали 6 волостей: Жаркентская, Аккентская, Аксу-Чарынская, Малыбаевская, Кураминская и Карасуская. Поселились они и в других волостях Верненского уезда. Уйгуры, в основном, сосредоточились в удобных для земледелия долинах рек Шелек (Чилик), Талгар, У сен и Шарын. С размещением в крае уйгуров число оседлых жителей заметно увеличилось. Согласно переписи 1897 г., в Российской империи было около 14 136 дунган и 55 999 уйгуров.

В хозяйстве переселившихся в Семиречье уйгуров традиционно преобладало земледелие. Скотовод­ством занимались лишь состоятельные уйгурские баи. Большинство уйгуров разводило скот в целях обеспечения хозяйств рабочим скотом. Уйгуры держали крупный рогатый скот не только как тягловую силу, но и как источник молочных продуктов. Мелкого скота у уйгуров было мало. Большинство земель, выделенных им, требовали искусственного орошения. На тютюн (семью) нарезали по 5—10 десятин земли.

Расселение уйгуров по соседству с русскими и украинскими крестьянами и казахами-егинши (земле­дельцами) обеспечивало условия для хозяйственного вза­имовлияния. Уйгуры выращивали разные культуры. Больше половины засеваемых земель прихо­дилось на пшеницу. Сеяли ячмень, просо, овес, рис, масличные культуры (горчица, мак, лен). Доминирую­щей культурой у дунган стал рис. Большинство дун­ганских семей занималось садоводством — выращивали персики, новые для Семиречья сорта яблок, груш, слив, винограда. Уйгуры также занимались, кроме садовод­ства, огородничеством и бахчеводством: разводили бакла­жаны, редис, красный перец, фасоль, лук, чеснок, мор­ковь, капусту, картофель, арбузы и дыни. 

Бедная часть уйгурских переселенцев с помощью своих несложных земледельческих орудий, ис­пытывая неудобства от нехватки рабочей силы, обраба­тывала лишь небольшие участки. Такое положение ис­пользовали богатые общинники, которые брали земли в аренду и превращались в новых хозяев. Например, бога­тый уйгур из Жаркентской волости Верненского уезда Вали Ахун Юлдашев сосредоточил в своих руках огром­ные земельные богатства, взяв в аренду свыше 10 000 десятин земли обедневших или менее состоятельных уй­гуров. Ему удалось овладеть водоразделами, что дало большие преимущества. Юлдашев обязывал нести пода­ти общин, наполнять водой все арыки, а дехкане отда­вали ему треть или половину урожая. Он соорудил десятки арыков в соседних волостях. В хлебной торгов­ле также оказался монополистом. Бедные дехкане легко попадали в кабалу, так как сами с трудом могли обеспе­чить поля поливом. 

Картинки по запросу уйгур семиречье

Экономическое положение. Проникновение капитали­стических отношений в Семиречье ускорило социальное размежевание не только русских и украинских кресть­ян, казахских шаруа. и егинши, но и уйгурских дехкан. Обезземеливание уйгурских дехкан яви­лось следствием претворения в жизнь колониальной политики царского правительства, углубления ростов­щичества в торговле, самоуправства местных феодаль­ных групп. Тяжелым бременем на них ложились пода­ти. Значительная часть обезземеленного крестьянства уходила в города и русские поселки на заработки.

Уйгурские промышленники старались организовать перевозку грузов по р. Или. При поддержке областных правителей они приступили к налаживанию водной тор­говли до Кульджи. Это стремление имело под собой экономическую основу. Многие уйгурские баи стали вкла­дывать средства в постройку водяных мельниц, в созда­ние производств по обработке скотоводческого сырья. Поступая в качестве наемных рабочих на эти предприя­тия, обедневшие уйгуры и дунгане сближались с казах­скими и русскими трудящимися.

У уйгурского народа сложилась разнообразная мно­говековая культура. Достойное продолжение она полу­чила в XIX в. Мусса бен Айса Сайрами создал труд, в котором он попытался обобщить духовный опыт своего народа. Его книга под названием "Двенадцать Мукамов” вышла в 1905 г. в Казани.

http://tak-to-ent.net/publ/10-1-0-270

Поделиться с друзьями:

Комментарии (0)