Удивительная жизнь легендарного Вали-Ахуна Юлдашева

Удивительная жизнь легендарного Вали-Ахуна Юлдашева

   ВАЛИ-АХУН ЮЛДАШЕВ (Веливай Йолдашмат-огли) (1839-1916) родом из небольшого селения под древним городом Хотаном в Уйгуристане. В детстве с родителями переехал в Илийский край, город Кульджу.

   Кульджинский поход-военная экспедиция войск Российской империи под командованием военного губернатора Семиречинской области генерал-лейтенанта Колпаковского в Илийский султанат мае-июне 1871-года, приведшая к оккупации территории Илийского края и принятия его под юрисдикцию Российской империи. Колпаковский от имени императора   гарантировал правителю края, султану Алахану и населению Кульджи безопасность и неприкосновенность имущества. 22 июня 1871 года русские войска без боя вошли в Кульджу. Власть султана была упразднена, сам Алахан препровождён  на поселение в Верный, где позже и умер. Илийский край был временно включён в состав Туркестанского генерал-губернаторстваи  подчинён военному губернатору Семиреченской области, для управления делами края была создана Канцелярия по кульджинским делам при военном губернаторе Семиреченской области. Г.А.Колпаковский был произведён в генерал-лейтенанты, за успешную организацию и руководство военными действиями в Кульджинском походе он был удостоен ордена Св. Георгия 3-й степени. В 1881 году между Российской империей и империей Цин было заключён Петербургский договор, по которому территория Илийского края была вовращена  Китаю, за исключением приграничных 23 тыс. км 2, переданных России. Когда русские, согласно этого Договора, покидали Илийский край, Герасим Алексеевич Колпаковский, по поручению российского внешнеполитического ведомства и генерального штаба российской армии, тайно встретиться в Алтын-Эмеле с одним из самых богатых  людей города Кульджи - Веливаем Юлдашевым с которым Колпаковский был знаком лично.  Предмет разговора был один - русским, которые покидали Илийский край, нужно было осваивать те земли, которые отошли России по Петербургскому договору. Для этого необходимо было, чтобы часть уйгуров Илийского края добровольно переселилась на новые земли. Российская сторона прекрасно понимала, что Цинская империя будет всячески препятсвовать  массовому исходу уйгуров на новые земли. Более того, утверждал Колпаковский в  беседе с Юлдашевым, переселение уйгуров должно выглядеть именно как «добровольное» в глазах китайской стороны, иначе цины могли раздуть международный скандал.  Именно поэтому, говорил Колпаковский, для того, чтобы уйгуры Кульджи  и его окрестностей покинули насиженные места, и нужен такой влиятельный человек, как Веливай Юлдашев, который, переселившись в Семиречье, станет живым примером для своих  соотечественников. Доводы Колпаковского о том, что после ухода русских китайцы могут устроить бесчинства по отношению к коренному населению, и, в первую очередь, полетят головы уйгурской знати, убедили Веливая Юлдашева, и он вскоре переселился в Семиречье и обосновался в древнем городе Джаркенте. Его примеру последовали 47000 уйгуров  Илийского края. 

За это массовое переселение уйгуров в Семиречье, Веливаю Юлдашеву царское правительство выплатило миллион рублей золотом. Цинское правительство, узнав об этом,  предложило Юлдашеву генеральский чин и прислало  грамоту на то, чтобы быть Хакимбегом Илийского края.  Цины ограничились данным предложением и когда им показалось, что этим  Юлдашева не соблазнишь, они прислали грамоту китайского Императора о назначении его наместником Илийской и Кашгарской провинции и потомственным правом, пообещав уплатить ему немедленно 18000000 рублей. Но Веливай Юлдашев принял российское подданство и начал бурную деятельность на новом месте. 

В мае 1883 года он был приглашен на коронацию российского Императора Александра III, где и был ему лично представлен. Император был крайне удивлен, увидев перед собой рослого, статного и красивого азиата (рост Юлдашева по словам очевидцев был около двух метров, так как в любой толпе народа он был выше всех на голову).  Если учесть, что Александр III был самым высоким из российских правителей (рост 193 см.), то можно понять его удивление, так как в свои 44 года  Веливай Юлдашев возможно и был с ним одного роста. 

Здесь, в Санкт-Петербурге, Юлдашев получает свою первую награду из рук Александра III - Золотую медаль на золотой цепи «ЗА УСЕРДИЕ» и медаль «В память коронации Императора Александра III». Так были отмечены заслуги Юлдашева перед Россией, которая преследовала в Илийском крае (Семиречье) военно-стратегические цели – создать мощный форпост, а точнее укрепрайон, где будут расквартированы русские отряды и полки покидающие Илийский край, который по договору оставался неотъемлемой частью Цинской империи. 

В переселивщихся илийских уйгурах, русское военное ведомство получило трудолюбивых дехкан и мастеровых, которые за короткое время превратили в цветущий край ранее необжитые земли. А самое главное, русская армия и казачьи заставы, расквартированные  вдоль русской-китайской границы, теперь были обеспечены хлебом, продуктами питания. Фуражом и всем необходимым, которое производили и поставили уйгуры. Более того, уйгуры приняли самое активное участие в строительстве  двух военно-стратигических дорог – Кульджинского и Талгарского трактов, по которым из города Верного можно было легко переправлять русскую армию и тяжелую артилерию. 

Архитектурные достопримечательности Жаркента

За десять лет Веливай Юлдашев становиться полновластным и безраздельным хозяином восточной части Семиречья. Кроме этого, Веливай создает предприятия в Верном, Кульдже и Семипалатинске. 

Он одним из первых начал исследовать реку Или в целях судоходства. Для этого он, вместе с инженером Козелло-Паклевским, купил в Англии пароход, нареченный в Джаркенте «Колпаковский». 14 мая 1893 г. первый пароход с 20 тысячими пудов зерна отправился в Кульджу, 20 мая того же года этот пароход  вернулся в Илийск с грузом знаменитого кульджинского угля. Угольные копи в Кульдже принадлежали Юлдашеву, их разработку он начал в свой кульджинский период. 

В 1877 году в Джаркенте было построено несколько мельниц, кирпичный завод и два завода по переработке кожи. В 1886 г. была открыта первая сельская школа. Также свои двери открыли медицинские учереждения, открылись сельские медицинские пункты. 

Практически весь Джаркент был отстроен на деньги Юлдашева, чей годовой оборот достигал нескольких миллионов рублей. Огромен был авторитет Юлдашева в Семиречье. Его считали благодетелем Джаркентского уезда. 

О нем говорили: «По богатству он заткнул за пояс самого Путасова, а верненский купец Исхак Габдулвалиев может работать у Юлдашева только приказчиком». 

Теперь Юлдашева величали Вали-Ахуном (ахун-ученый), на Востоке этой чести удостаивался не каждый. 

В 1913 году он был в качестве почетного гостя на праздновании 300-летия династии Романовых, где ему была дана аудиенция Императором Николаем II (это было их третья встреча), - первая в Омске в 1891 году с цесаревичем, чем вторая во время коронации Императора Николая IIв 1896 году). 

Монеты периода Золотого стандарта: денежная история эпохи царя Николая II
Император Николай II

Из рук императора Вали-Ахун Юлдашев получает высокую награду Императорский орден Святой Анны. На звезде и на крестах ордена жалуемых нехристианам, изображения Святой Анны и креста заменялись изображением Императорского Российского орла. Девизом ордена бали слова: «любящим справедливость, благочестие, веру» («Amanti busjusti tiam, piatatemfidem»). 

Когда Юлдашев вернулся обласканным из Петербурга, награды и милости буквально посыпались на него – Золотой халат и «Орден Благородной Бухары» от Эмира бухарского, «Орден Дракона» от Китайского Императора. Чиновники, военные, предперниматели, как Семиречья, так и Илийского края спешили выразить ему свое почтение, Юлдашев в своем Джаркентском уезде для коренного населения стал царём  и богом. 

Если в Средней Азии и Казахстане Николая II величали «Ак-патша», то Вали-Ахуна величали не иначе как «Йерим-патша». 

Когда он выезжал со двора,  его встречала огромная толпа колено-преклоненных жителей. Гостей Юлдашев принимал в своем огромном 40-комнатном доме, сидя в кресле, напоминающим трон. «Вот он сидит в парчовой, отороченной мехом шапке, в орденах и звездах, а по обе стороны стоят его родичи и друзья. К нему идет представляться мулла, подойдет вплотную, и тогда  уже встает, чтобы приветсвовать гостя. Это картина, достойная кисти художника. Вы видите типичного царька с психологией повелителя, спокойно принимающего визиты губернаторов, спокойно говорящего о том, что он уедет по делам ночью, так как иначе «народ узнает и будет провожать», так писал о Юлдашеве известный ученый-юрист и политический деятель Росии Г.К.Гинс в «Историческом вестнике» ( 1911 г.), совершивший 1909 году большую командировку в Семиречье, где не однажды встречался с Вали-Ахуном Юлдашевым. 

В 1892 году на средства Юлдашева в Джаркенте была построена знаменитая мечеть, которую в народе до сих пор называют «Мечеть Велибая». 

Жаркент: о чем молчат поющие барханы? История древнего города
Мечеть без единого гвоздя в Жаркенте – удивительный памятник зодчества на  Великом Шелковом пути-новое наблюдение шелкового  пути——Информационно-новостной портал Центральной Азии

 

Он обладал такой колоссальной памятью, что практически не пользовался записями. Он выучил китайский и русский языки и во время переговоров обходился без толмача-переводчика. Юлдашев обучил грамоте своих детей и завел канцелярию. 

Это был неординарный  человек.  Умный, предприимчивый, смелый, обладающий огромной харизмой, он буквально завораживал людей, приводя многих в трепет. Его сын Джалам-байватчи был волостным правителем, младшая дочь Гульсум замужем за влиятельным правителем Илийского края Князем Хакимбеком-Ходжой, все важные посты в Семиречье занимали его друзья и сторонники. Для того, чтобы держать в руках свое сложное хозяйство, Юлдашев имел штат приблеженных, доверенных лиц, которых у него было больше сотни, назывались эти доверенные «кок-башами».  Они были ушами и глазами могущественного хозяина. 

Расчетливый, обладающий отчаянной смелостью, Вали-Ахун мог пуститься в рискованные проекты. Но даже если они терпели крах, Юлдашев не опускал рук, он брался за другие проекты и судьба была благосклонна к нему до самой его кончины. 

Вали-Ахуна Юлдашева, родивщегося в бедной семье в небольшом селении под Хотаном рано потерявшего отца, судьба забрасывает в Илийский край в город Кульджу. Крепкий, рослый, не по годам рассудительный и расчетливый, он брался за любую  работу и вскоре он начнет работать приказчиком у одного из кульджинских баев. За короткое время Веливай заработает свой первый капитал и начнет свое дело. К сорока годам, до переселения в город Джаркент, Юлдашев становиться одним из самых богатых и влиятельных людей Кульджи. Здесь он и познакомиться с Г.К.Колпаковским, который сыграет очень важную роль в судьбе молодого Вали-Ахуна Юлдашева. 

Умер Юлдашев, прожив ровно 77 лет, в 1916 году, за год до Октябрьской революции. И это было провидение судьбы, которая на протяжении всей его жизни была благосклонна к нему. Проживи Вали-Ахун Юлдашев еще пару лет, и коммисары расстреляли бы его без суда и следствия, как «эксплуататора трудового народа, помещика и угнетателя» как писали о Юлдашеве лжеисторики в советское время.

Материал предоставлен известным коллекционером, Князем Азатом Акимбековым эксклюзивно для читателей уйгурского молодежного интернет портала Doppalife.com

Комментарии

чтобы можно было оставлять комментарии

ПОПУЛЯРНЫЕ СТАТЬИ

Удивительная жизнь легендарного Вали-Ахуна Юлдашева
История
   ВАЛИ-АХУН ЮЛДАШЕВ (Веливай Йолдашмат-огли) (1839-1916) родом из небольшого селения под...
Уйгурская почта на Великом шелковом пути
История
Если вы спросите, что в истории цивилизации важного изобрели казахи, то едва ли я смогу ответить на...
Абдулбасид Юсупов - переводчик Пржевальского, Пьера Бонвало и принца Франции Генриха Орлеанского
История
ЮСУПОВ Абдулбасид (1850-1910). Переводчик Н.М. Пржевальского, Пьера Бонвало и принца Франции Ге...
Приветствие и культура поведения уйгуров
Культура
Приветствие — одно из важнейших проявления воспитанности. Оно не только сближает людей, но и способс...